Опубликовано : в (Бионика)

Бионика в архитектуре

Теги: , ,

Можно привести много примеров из истории архитектуры и техники, когда в качестве образца были использованы формы живой природы. Так, ствол дерева и стебель растения представляют собой колонну, прочно заделанную у основания в грунте со всеми свойственными такой конструкции деформациями и напряжениями от ветровых нагрузок. Природный закон действия ветровых нагрузок влияет на форму крон деревьев, имеющих тенденцию приближения к конусу вершиной вверх. Такие конусообразные формы учитываются при проектировании башенных сооружений — Эйфелева башня в Париже, радиобашня В. Г. Шухова в Москве, дымовые трубы.

Нижняя часть стебля подвержена наклону от ветра и поэтому монолитна. Верхняя часть стебля изгибается под тяжестью колоса, поэтому она также монолитна, как стальная проволока. Таким образом, при сопоставлении этих аналогий видно, что стебель растения — более сложная и совершенная конструктивная система, чем фабричная труба. Эти и многие другие «патенты природы» по аналогии могут быть широко использованы в технике.

Моделирование живых организмов, и в первую очередь человеческого мозга, как органа высшей нервной деятельности человека, составляет одну из самых сложных проблем бионики.

Конструкцию современной счетной машины можно сопоставить со строением человеческого мозга. Мозг человека, надежно защищенный черепной коробкой от многочисленных механических помех, является надежной «счетной машиной», работающей нею жизнь. Сравнивая компактность биологического монтажа с техническим, академик В. В. Парин приводит интересный расчет: технический аналог мозга при использовании современных полупроводниковых деталей имел бы объем башни с основанием, равным 10×10 м, и высотой, равной 100 м, причем это устройство потребляло бы миллион киловатт-часов энергии вместо нескольких десятков ватт, затрачиваемых мозгом человека.

Оставить комментарий